Petra (m_petra) wrote,
Petra
m_petra

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Funiculi Funicula

Ещё одна зарисовка из гастрольной жизни нашего хора.
Как-то подруга, которой средства позволяли выезжать в Европу пару раз в год, заметила:
- А знаете, это уже совсем не то, когда выезжаешь куда-нибудь просто туристом... Такая зияющая пустота, - она махнула в сторону отдыхающих музыкантов, сваленных в кучу инструментов, оживлённой публики, - всего этого так не хватает...

...Лорето - это небольшой городок в Италии, расположенный на холме, где находится христианская святыня - хижина, в которой, по поверью, жила Богоматерь. Хижину перенесли ангелы, а люди сверху построили храм в виде креста:


(фотографии из интернета)

Паломники со всего мира приезжают сюда, и как-то в пасхальную неделю, когда туристов особенно много, проводился в Лорето хоровой фестиваль, на который мы были приглашены - как в сказку попали, или в путешествие во времени - ни одного современного здания, мостовые улицы, цветущая оливковая роща; жили в женском монастыре, тихие ласковые монашки ухаживали за нами.
(Перечитала предложение и задумалась... как-то совсем идиллически-тихо получилось, с монашками. Объёмности картины ради добавлю реплику в сторону: за двухэтажным автобусом, на котором мы перемещались по Италии, неизменно тянулся шлейф машин пониже – верные поклонники следовали за нами из города в город. В те гастроли две девушки вышли замуж в Италию, а одна так и осталась в Лорето.
Так, а теперь опять возвращаемся к монашкам и нашему повествованию о классической музыке).

В фестивале принимали участие хоры из разных стран Европы, выступали мы и вместе, в сводных концертах, и отдельно, и в разные дни пели разные программы – духовную и светскую, и были общие репетиции для подготовки к огромному гала-концерту, калейдоскоп событий крутился быстро – только успевай. По утрам, когда не было выступлений, нас возили показывать красоты, щедро разбросанные в тех краях.
Было там красивое правило: в день своего выступления нужно ходить по городу в хоровом платье – по нему сразу было видно, из какого хора девушка, мужчины же были как близнецы-братья, все в чёрном (кстати, дивная зацепка для водевиля;).
На второй-третий день нас уже узнавали на улицах, аплодировали вслед и говорили что-нибудь восторженное. Однажды ко мне подскочила женщина и радостно прокричала:
- Сеньорита! А я вас знаю!
Я вылупилась на неё.
- Вы второй альт из русского хора! – выпалила она.
- Да! – засмеялись мы в ответ.

Когда мы ходили в концертных платьях, то нас не только невозможно было перепутать, а мы вообще стояли особняком в нашем чёрном бархате. Во-первых, на многих хорах были просто юбки и блузки, что всегда проигрывает платьям, к тому же края наших перелин были оторочены золотом и по форме напоминали церковные купола – очень строго и красиво. Это был май, и мы ещё не познали всего ужаса наших плотных платьев, когда в июльскую 40-градусную жару, да под прямым жаром софитов, приходилось петь концерты (выводишь ювелирно какое-нибудь Agnus Dei и слышишь, как гулко стучит пульс в виске, а по спине медленно стекает струйка пота, а потом по ноге, до туфельки).

В программе фестиваля, среди прочего, были уличные концерты-дуэты (или концерты-дуэли, не помню), т.е. нужно было петь на улице, афиши висели по всему городу, желающие выбирали, куда бы они хотели пойти-послушать, да и любые праздные зеваки могли присоединиться к представлению, всё бесплатно.
На заданной улице в определённое время встречались два хора при полном параде и, встав друг против друга, пели неизвестно что. «Неизвестность» и «дуэльность» заключалась в том, что репертуар составлялся на лету, в зависимости от того, что поёт противоположный хор - то по методу контраста, то по методу продолжения, то из публики кто-нибудь, шутя, заказывал исполнить что-нибудь и, кто мог – исполнял, эдакое совместно создаваемое весёлое действо в радостной атмосфере. Иногда менялись дирижёрами, иногда нотами – кто во что горазд, каждая пара разыгрывала свою уникальную партию.

Нам достался мужской испанский хор. В принципе, мы единственные на фестивале были несмешанные хоры, наверное, именно поэтому организаторы решили восстановить гармонию в природе и соединили два наших хора.
Вечер прошел легко и интересно, а в финале произошло неожиданное:
дело в том, что в приглашении значилось, что каждый хор должен привезти из своей страны подарки какому-то определённому хору (нам достались эти испанцы), таким образом, кроме наград и общих подарков от фестиваля, каждый участник увозил с собой ещё и персональный сувенир. И перед тем, как отправиться на этот уличный концерт, мы засомневались – а вот сейчас надо дарить, да? Но потом порешили, что завтра заключительный гала-концерт на площади и, наверное, надо тогда, и не взяли. А испанцы в конце вечера вдруг вручили нам подарки. Ой... а мы... ой... мол так и так, но тут подскочили организаторы и переводчики и объяснили, что сейчас не надо, надо завтра на гала.
Мы обрадовались, мол, давайте тогда мы вернём, а то как же завтра вы будете? Но гусары идальго подарков обратно не берут. Подарили – так подарили, и на следующий день...



... когда на площади, при огромном скоплении народа, выходили хоры и на леснице перед центральным храмом пели финальную песнь, звучали поздравления, аплодисменты, а потом другой хор вручал свои подарки, мы стали переживать за испанцев: мы-то знаем, что подарки уже вручены, а они, наверное, будут чувствовать себя неловко.
И настал наш черёд, и отгремели мы свою песнь, и выслушали речи и поздравления в нашу честь, и принимала дирижерка награды, как вдруг сбоку появился и выстроился испанский хор... И объявили, что теперь его очередь нас поздравлять, и «-Гхать!» - рявкнул что-то их дирижер, и парни пошли к нам параллельными рядами, и каждый хорист остановился перед девушкой. «-Гхать!» - опять скомандовал дирижер, и они, единым отрепетированным движением, поцеловали каждый девушку напротив, вытащили из-за спины по розе и вручили с поклоном.
Площадь взорвалась воплями и аплодисментами, ведущие наперебой шутили, добавляя веселья и ажиотации. «-Гхать!» - в третий раз крикнул дирижер, и мужской хор ушёл и растворился в толпе.
Это было лирическое отступление, а мы подобрались, наконец, к тому, о чём я собиралась рассказать.

Не помню, было ли это после дуэтного или после сводного концерта, но в тот вечер многие ходили по улицам в своих костюмах, и нам с подругами пришло в голову пойти на площадь – погулять-поглазеть. Как оказалось, это был общий внутренний порыв, и постепенно там скопилось много народу – девушки в длинных платьях и парни в чёрном. Где-то запели, и праздная толпа обрела направление – все стали стекаться к поющим.



Майские сумерки, хорошее настроение, энергия, жаждущая выхода – и песню радостно подхватили, потом другую, кто не знал – хлопали, пружиня, и незаметно, само собой, на площади образовалось подобие арены, небольшого пустого места, окруженного кольцом подходящих людей, и первыми появились, кажется, скрипка и флейта, они заиграли польку, и моментально в круг запрыгнула танцующая пара, а потом ещё и ещё. У кого-то увидели «дипломат» (помните, были такие, твёрдые, пластиковые, с кодовым замком), попросили, вывалили всё из него прямо на мостовую, а в толпу бросили клич – давайте носовые платки! Парни, смеясь, выворачивали карманы и отдавали платки, один из «оркестрантов» обмотал ими палку и у нас появился ударник! Кто стоял к музыкантам поближе, подпевали, и толпа поделилась на неравные, но довольные части – музыканты и танцоры. Как хотелось танцевать! «-Пойдём!» - тянула я подругу, а она стеснялась, но в конце концов – быть или не быть? а вдруг так никто и не пригласит?! - мы взялись за руки и рванули в круг, а едва добежали до середины, подскочили два парня и разбили нашу пару. Ну а дальше – только держись! Лихо отплясывали, поддерживая длинные юбки, чтобы не мешались, а народ всё прибывал и прибывал, видимо, слух о том, что здесь происходит, разлетался со скоростью звука, и откуда ни возьмись, появился аккордеонист, а это уже пир на весь мир! Всё завертелось ярмарочным колесом, и среди выплясывающих пар мы увидели некоторых устроителей фестиваля, годящихся нам в отцы, а то и в деды, ого, они тоже здесь?! А танцевать с ними - ещё большее удовольствие – ведут-то они гораздо интереснее молодых партнёров, со знанием дела. Людей в кругу становилось так много, что танцевать было уже тесно, и поэтому хор проглотил танец.

Сначала орали итальянские песни, которые, загораясь искрами в маленьких группах, мгновенно разлетались вспыхнувшим пламенем. Иногда кто-то запевал незнакомое на своём языке, и остальные пристраивались на «ла-ла-ла», добавляя неожиданную гармонию. Затем на арену уверенно вышла музыка Верди, а потом покатились наперебой разные оперные арии и хоры, знаешь-не знаешь - поёшь, и, выпятив грудь, со всей дури орала мужская часть площади – «Тост, друзья, ваш принимаю, тореодор солдату друг и брат», и звенело в ответ женское эхо: «То-ре-одор, смелее в бой!», и тонули мы в роскошной музыке, сумасшедшем вечере и бездонном небе Италии.

И странное дело – та классическая музыка, которая всегда казалась хрестоматийной, пусть прекрасной, но не современной, вдруг показалась не просто абсолютно современной, а сиюминутной, рождённой, да нет - рождающейся только что - как откровение, как открытие мира, вечности, счастья; как будто нет Времени и Пространства, а есть мы, эта переполненная площадь, это буйство через край и наше многоголосное – Funiculi Funicula! И имя Времени – Молодость, а имя Молодости – Вечность.

И горланили мы одну песню за другой, совсем не зная слов, на радостное «Ла-ла-ла», и выпевали «бум-бумами» оркестровые басы, и «тата-тимами» проигрыши, подпрыгивая от избытка чувств, и летело на фортиссимо в ночное небо наше Funiculi-Funicula, Funiculi-Funicula-а-A-A-A!!! И звёзды хохотали от радости, глядя на нас,
и счастье! счастье!...



Tags: Хор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 131 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →